wrapper

Подавляющее число мигрантов, находящихся в России, прибыли из стран Центральной Азии, а именно из Киргизии, Таджикистана, Узбекистана. В основном это мужчины (18-50 лет), но последнее время стала высока доля женской миграции (до 30%), а, в частности, из Киргизии эта цифра достигает 50%. Цель приезда – работа, которую они выполняют в клининге, сельском хозяйстве, строительстве и общепите, в качестве разнорабочих и рабочих низкой квалификации.

По оценкам экспертов в России на постоянной основе находится относительно стабильное количество иностранных граждан – около 12 млн. человек с разной степенью вписанности в правовое поле действующего российского законодательства.

Утрируя, в России находятся как легальные, так и нелегальные мигранты. Традиционно, правозащитники не приветствуют и даже критикуют такую номинацию, как «нелегальные мигранты», утверждая, что большинство из них, могут утрачивать статус в силу разных обстоятельств, часто из-за сложностей в оформлении разрешительных документы или из-за обмана посредников, которым доверили оформить свое пребывание в России.

Иногда посредники просто теряют документы клиента, создавая порой неразрешимые проблемы, но чаще оформляют и продают поддельные документы – трудовые договоры и регистрацию по месту проживания, выявление которых при проверках в полиции становятся административным правонарушением, что дает повод к выдворению или депортации иностранца из России на срок от трех лет. Таким образом, въезжая в Россию на законных основаниях мигранты сознательно или нет выбирают трудятся в теневых сферах экономики, становятся жертвами обмана, не получают оплаты за свой труд и не имеют мало возможностей защитить свои права – то есть, становятся очень уязвимой группой, специфическим социальным сообществом, оказавшимся частью российского общества.

Екатеринбург – точка пересечения миграционных потоков с юга на север, с востока на запад, поэтому число находящихся в Свердловской области иностранцев составляет около 500 тыс. человек. Все эти люди сталкиваются с теми же проблемами, что мигранты по всей стране.

Например, около 40% обращений на телефон «горячей линии» Межнационального информационного центра, реализующего на Урале проект «Бюро социально-правовой помощи мигрантам и членам их семей: юридическая поддержка и профилактика принудительного труда» - это жалобы на неоплату труда (из 2000 обращений в 2019 г.). Сегодня таких обращений меньше – отчасти потому что количество работающих мигрантов реально ниже, отчасти из-за скепсиса и неверия в результаты борьбы за получение зарплаты – этот путь не короток и не легок для иностранцев в силу ряда причин, основная из которых как раз неформальная занятость в теневом секторе. К многим другим факторам уязвимости трудовых мигрантов добавилась сверхэксплуатация. В условиях ожидаемого снижения уровня жизни стран - миграционных доноров рабочей силы, а также спада экономики в стране приема и высокой конкуренции на рынке труда в России, мигранты вынуждены соглашаться на любые формы труда – небезопасного, сверхурочного. Люди готовы на любую работу, лишь бы иметь возможность поддерживать свои семьи, оставленные на Родине, однако, поток денежных переводов из России в страны Центральной Азии все же существенно сократился (на 20-30% по разным странам по оценкам Всемирного Банка).

По данным доклада, представленного на онлайн-конференции директором Института социально-политических исследований РАН Сергеем Рязанцевым, 20% опрошенных институтом мигрантов потеряли работу, а около 40% вынуждены трудиться за меньшие деньги или даже бесплатно, под обещания будущего заработка. Показательно и другое: более половины опрошенных признались, что им не хватает денег для оплаты жилплощади, а 43% – даже на еду. В исследовании Центра региональных исследований и урбанистики ИПЭИ РАНХиГС, сообщается, что 54% мигрантов потеряли работу или были отправлены в неоплачиваемый отпуск, 32% мигрантов потеряли все источники дохода. Лишь, примерно, каждый десятый гастарбайтер сообщил, что его финансовое положение не изменилось.

Многие международные организации, местные НКО, гражданские активисты и благотворители как из числа более успешных соотечественников, так и местные православные фонды организовали доставку гуманитарной помощи семьям мигрантов. В Екатеринбурге такая помощь была организована усилиями многих. Межнациональный информационный центр подключился к организации помощи Центру Временного содержания иностранных граждан, где содержатся те иностранцы, которые должны быть выдворены или депортированы за пределы России и которые также нуждались в поддержке в это время, особенно, во время мусульманского поста в месяц Рамазан прием пищи и питание приобретает особый характер. И может стать поводом для роста напряжения среди подопечных Центра – что и случилось в ЦВСИГ Екатеринбурга в начале лета. Тогда случился так называемый бунт – когда иностранцы, содержащиеся там, заявили о своем желании и праве на пользовании телефонами, чтобы быть на прямой и короткой связи со своими семьями в этот опасный для всего человечества момент современной истории.

Возникают и кризисные ситуации, так в Свердловской области, на момент объявления карантина и прекращения авиасообщения, граждане, оказавшиеся в центре временного содержания иностранных граждан (ЦВСИГ) устроили бунт. Свидетели утверждают, что мигрантам не дали возможности связаться с родными, и на вопрос «почему?» охранник заявил: «вы, мусульмане, меня достали...». В ответ на это и начались беспорядки, так что пришлось вызывать вооруженную полицию, которая жестоко навела порядок дубинками. В знак протеста несколько мигрантов пытались вскрыть себе вены. Всего в те дни в центре находились 132 человека, причем 111 были задержаны за нарушение правил въезда или режима пребывания, а остальные – освобожденные из тюрем и признанные нежелательными лицами на территории России.

На фоне общего роста социального напряжения в обществе в целом, новости о правонарушениях мигрантов становятся тригерром, который вскрывает целый пласт мигрантофобии, создающих в лице мигрантов образы агрессивных и заразных монстров.

Кроме того, ещё накануне пандемии мигрантофобия в России имела потенциал для роста, но в условиях, когда россияне начали массово терять работу, этот потенциал начал реализовываться. По прогнозам экспертов и российских чиновников высшего уровня, количество безработных в России, рассчитанное по методике Международной организации труда, может вырасти от 5 миллионов человек до 9 миллионов человек. Без работы осталось значительное число как российских, так и иностранных граждан, не имеющих возможности выехать из России из-за закрытых границ (на конец мая 2020 года дело обстоит именно так). При экономических кризисах трудовых мигрантов традиционно рассматривают как конкурентов за рабочие места, и, хотя это справедливо лишь с большими оговорками и в основном для граждан, имеющих низкий уровень квалификации, уже сейчас этот тезис активно используется политиками-популистами.

В докладе МБПЧ от 12 мая 2020 г. «СOVID-19: проявления расизма, ксенофобии и миграционные процессы в условиях пандемии» утверждается, что эпидемия коронавируса уже привела «к значительному росту идеологии и практики изоляционизма, социального и политического эгоизма, а также алармистских настроений, пронизавших общества сверху донизу».

При этом российские власти, кажется, не замечают мигрантов как часть населения. Несмотря на их, сравнительно, огромный масштаб, среди населения, для них не предусмотрены никаких мер поддержки, за исключением рассрочки в оплате патента (разрешения на работу) и автоматического продления регистрации по месту жительства. Никаких мер социально-экономической поддержки или включения их в систему оказания медицинской помощи не предусмотрено.

Кстати, парадоксальная ситуация сложилась как с возвращением мигрантов на Родину, так и с теми иностранцами, кто хотел бы попасть в Россию. С самого начала пандемии многие мигранты оказались в сложной ситуации – они потеряли работу из-за того, что те сферы труда, в которых они были заняты (общепит, строительство, обслуживание и клининг, торговля), оказались «замороженными» в период карантина и самоизоляции, потеряв заработок, мигранты не могли более оплачивать жилье и оказались на грани выживания.

Помимо типичных факторов уязвимости на фоне новых вызовов, иностранцы оказались также лишены доступа к здравоохранению. Ковид 19 одинаково беспощаден ко всем, невзирая на статусы, религию и национальность. Однако, в закрытых, концентрированных сообществах риск заражения и скорость распространения инфекции существенно выше. То есть к обычным трудностям выживания добавился риск быть зараженным и не получить достаточной медицинской помощи, ведь многие мигранты не имеют медицинской страховки, а протоколы представления им медицинских услуг даже в условиях пандемии не прописаны четко – об этом говорят обращения тех, кто попал в больницу после выявления вируса, и от тех, кто не получил полноценной помощи, несмотря на все симптомы. Также внутри сообществ постоянно появляется информация о погибших от вируса соотечественников. Трудности доступа к медицине касаются даже представителей стран ЕвразЭС, которым по Соглашению была обещаны равные с россиянами права на медицинское обслуживание по полису ОМС не только для официально трудоустроенного мигранта, но и для членов его семьи. Фактически, это положение не исполняется.

Затрудненный доступ к медицинскому обслуживанию становится существенной проблемой для мигрантов, поскольку практически все ситуации по сохранению здоровья являются для них платными (кроме экстренной помощи). Из соображений экономии они пренебрегают охраной своего здоровья и не участвуют в системе профилактических осмотров, чем создают риски не только для себя и своих сообществ, но также и для местных жителей, россиян. После вспышки инфекции в сети магазинов «Красное и белое», в которых также работает немалое количество мигрантов, особенно, из Кыргызстана (страны – члена ЕЭС), часто формально трудоустроенных, но иногда и нет, организация Межнациональный информационный центр подключилась к информационно-просветительской кампании ВОЗ и запустила информационную кампанию на языках страна исхода по группам миграционных сообществ в соцсетях о том, как распознать КОВИД и куда обращаться при симптомах, а также с призывом к работникам сети «Красное и белое», контактировавшим с зараженными, выявится и обратиться в больницу. Однако, обратной связи на этот призыв фактически не было, так как помимо страха заражения, мигранты боятся быть выдворенными из России из-за болезни и потерять возможность вернутся в Россию на заработки. Что касается конкретно этой ситуации, информаторы из диаспор говорили о том, что работники-мигранты сети получили денежное вознаграждение за молчание. Так это или нет, выяснить невозможно, но важно понять, что равный доступ к медицине для этой категории граждан является фактором национальной безопасности, охраны здоровья населения России. Однако, на волне мигрантофобии мы только читаем негодующие комментарии местных жителей о том, что мигранты являются финансовой нагрузкой для системы здравоохранения и полное незнание или непонимание того, что и мигранты, и россияне, работающие официально, оплачивают взносы в ФСС, а помимо того, мигранты покупают полисы ДМС разной степени обеспечения медуслугами, то есть тоже платят за доступ к медицине. Исследователи говорят о том, что и сами иностранцы лишний раз не склонны идти в больницу, обращаясь к медикам только в крайних и часто критических ситуациях, ставя в трудные условия врачей, спасающих их жизни и здоровье.

Как бы то ни было, жизнь продолжается и сегодня труд мигрантов крайне востребован на рынке занятости. Межнациональный информационный центр ежедневно получает запросы от работодателей – как частных лиц, ищущих помощника на дачу, так и от предприятий самого разного профиля и масштаба. Как оказалось, эта ниша занятости не интересна местным безработным и предприятия вынуждены сбавлять темпы производства из-за дефицита работников. Казалось бы, сейчас самое время создавать биржу труда и налаживать систему организованного найма иностранной рабочей силы, рекрутируя и тестируя их дистанционно, пока они находятся у себя на Родине. Кстати, живой рынок посреднических услуг как раз быстро среагировал на новые запросы бизнеса, и многие соотечественники мигрантов стали агентами по поиску работников, получая комиссионные с двух сторон – фиксированную плату за каждую «голову» мигранта (от 5 до 7 тыс. рублей) с работодателя, а также обкладывая кабалой (процент с ежемесячной зп) и самих мигрантов, которым нашли работу в России. Понятно, что это нерегулируемое правом поле деятельности грозит появлением новым проблем в сфере труда иностранных граждан в России, которые придется решать и правозащитникам, и органам государственной власти.

Отметим, деятельность Межнационального информационного центра осуществляется при поддержке Фонда президентских грантов в рамках проекта «Бюро социально-правовой помощи мигрантам и членам их семей: юридическая поддержка и профилактика принудительного труда».

Подробнее о работе организации можно узнать на официальном сайте Межнационального информационного центра.

 

Добавить комментарий